WhiteWater.ru e-mail на главную WW.ru
родео слалом туризм рафтинг снаряжение разное  

Армения и Нагорный Карабах

Фотографии


В пор. "Плотина"

В каскаде «Синяя птица»

Порог «Три падуна»


В пороге Каша


Лики войны (развалины Кельбаджара)


Лики войны

Закат на Севане

Монумент «Дед и баба» - символ Карабаха


Монастырь Дадиванк

Красоты Карабаха

Тертер в районе Кельбаджара


Татевский монастырь

Ущелье Воротана. Вид на Татевский монастырь

Что осталось от Воротана…


Нагорный Карабах – ущелье реки Акеры

В начале нижнего каньона Дзорагета

Плотина ДзораГЭС


Порог «Три падуна»

В нижнем каньоне

В нижнем каньоне


Нижний каньон. Водопадный участок

Нижний каньон

Нижний каньон. В первом водопадном сливе


Вид на Большой и Малый Арарат

Автор: Равиль Айбатулин с участием В. Липгарта и П. Бакланова

Армения и Нагорный Карабах. В поисках белой воды

Порядком поднадоевший Северный Кавказ сподвиг нас заняться поисками нового интересного района для коротких майских походов. Очерк Юрия Борисова на WhiteWater.ru "Хорошо забытый Дзорагет" и прочитанная некогда статья из "Ветра странствий" о походах на эту же речку в 1979-80 годах обратили наши взоры на Армению. Немалую роль сыграло и эстетическое восприятие предполагаемой поездки, ведь недаром Армению считают музеем под открытым небом. Из разговора с Юрием сложилось впечатление, что Дзорагет - не очень сложная, малорасходная слаломная речка. Хотелось большего. Изучив по карте (Velotourism.ru) уклон, расход, рельеф и возможность заброски, мы остановились на реках Арпа и Воротан. Беспокоило немного то, что с обеих этих рек происходил забор воды: в первом случае - из Кечутского водохранилища на пополнение озера Севан, в случае же с Воротаном - на работу гидроэлектростанций. Но из источников, близким к гидрологическим службам Армении поступала обнадеживающая информация, что как в первом, так и во втором случае забирается какое-то небольшое количество воды, а все остальное идет в каньоны. Учитывая интенсивное весеннее таяние снегов в Закавказье и нередкие в это время года дожди, мы были уверены, что вода будет, тем более что для узких глубоких каньонов Арпы и Воротана ее много и не надо, чтобы итак получить свою порцию адреналина. К тому же непонятно было, в какой степени работоспособности находятся все эти гидросооружения после развала СССР. Нечто подобное у нас есть на Мзымте в Греческом ущелье, а там иногда воды бывает достаточно много... В крайнем случае мы были готовы к крикинговому сплаву, благо наши небольшие катамараны-двойки для этого вполне подходят.

Порывшись в сети, мы вышли на сайт туристической фирмы республики Нагорный Карабах (ныне непризнанная республика Арцах). Для подавляющего большинства не особо интересующихся политикой россиян этот регион до сих пор оставался "горячей точкой". Также примерно думали и мы, поэтому фраза "мы организуем поездки и экскурсии по Нагорному Карабаху..." прозвучала как "мы рады вас встретить в горах гостеприимной Чечни..." Но представители фирмы поспешили развеять наши опасения. Так в наш планируемый маршрут добавлялось вероятное посещение Карабаха и самой крупной реки этого региона - Тертера. С этой же турфирмой было достигнуто соглашение о предоставлении нам на все время путешествия машины. УАЗ-буханка с багажником на крыше подошел для этого как нельзя лучше. Таким образом, у нас намечался некий родео-трип по Армении и Карабаху с целью изучить и, по возможности, пройти новые или позабытые со времен СССР реки Закавказья и одновременно пополнить свой культурный багаж посещением различных исторических памятников архитектуры.

И вот в ночь на 1-е мая в ереванском аэропорту Звартноц нас уже встречала машина с шофером, хорошо знающим местность, по которой проляжет наш маршрут, и с сопровождающим (он же гид) в лице капитана запаса карабахской армии (предоставленного по настоянию руководителя турфирмы на случай, если вдруг возникнут какие-либо проблемы административного или иного характера). Надо признаться, что в НАТОвской форме и темных очках наш Вано выглядел неотразимо и дал бы фору любому коммандос из голливудских боевиков.

Несколько часов езды, и мы на Арпе. Нас интересовал почти двадцатикилометровый участок реки от курорта Джермук до места слияния со своей левой составляющей р. Дарб. На этом отрезке Арпа протекает в глобальном, глубоком ущелье. Точнее протекала бы... если бы оставалась вода. Из Кечутского водохранилища, расположенного километрах в трех ниже Джермука, для восстановления водного баланса озера Севан через 50-километровый тоннель, пробитый в толще гор, она забирается практически вся - в ущелье стекает меньше куба, да и ту планируют по трубе гнать за деньги на огороды. Со слов служащего плотины, по незаполненному водой тоннелю свободно проезжает Камаз - можно только представить себе грандиозность всего проекта. В районе Джермука в реке около 10-13-ти кубов; в принципе, можно было бы пройти этот небольшой интересный участок до водохранилища, но мы не захотели терять на него время и поехали дальше, на Воротан. Нужно отметить, что почти всю основную массу воды нынешней Арпы (реки, на самом деле, довольно большой в среднем и нижнем течении), как мы могли убедиться по дороге из Еревана, дает ее левая составляющая р.Дарб, которая может быть интересной для прохождения на каяках. Сама же Арпа, после слияния всех своих составляющих, набрав объем, к сожалению, в скором времени выполаживается, а дальше вообще пересекает границу Нахичеванской области Азербайджана - вражескую для Армении территорию.

Воротан на своем пути к Араксу проходит через три каньона, разделенных между собой водохранилищами. Из второго и третьего водохранилищ, как было видно по карте, часть воды отводилась по трубам для работы ГРЭС. Перед первым каньоном из Спандарянского водохранилища вода должна была забираться только на Арпу (самой Арпы оказалось недостаточно для спасения Севана), но на Арпе мы видели, что там сливаются какие-то крохи, и поэтому мы подъехали к каньону в полном боевом настроении.

...То, что река впадает в водохранилище, нам было видно еще по дороге, но где она вытекает, мы поняли не сразу. Точнее, каньон-то видно, но куда девается вся вода из озера?.. Из разговора со сторожем плотины выяснилось, что уже после появления карт, которыми мы пользовались, была построена и третья (верхняя) очередь каскада ГЭС, перед которой мы сейчас и находились. И мало того, мы выяснили, что вся вода из всех трех водохранилищ без остатка уходила в трубы; т. е. вода в обход каньонов перетекает по трубам и тоннелям между водохранилищами, разгоняясь и давая тем самым энергию для работы электростанций. Какой-то мизер воды приносят в каньоны только ручьи, стекающие со стен каньонов. Для подтверждения этих слов мы заехали в середину третьего каньона к "Мосту сатаны", и, как и предполагали, увидели в реке не больше двух-трех кубов воды, которую по всей видимости, давал правый приток р.Лернашен, впадающий почти сразу после третьего водохранилища. На третий каньон мы, признаться, возлагали больше всего надежд. После "Моста сатаны" в Воротан вливается еще один ощутимый приток, добавляя еще 5-6 кубиков, и теоретически можно пройти выходную часть третьего каньона - возможно, для каяков это и было бы интересно... Но у нас впереди был еще Нагорный Карабах, и было принято решение поискать лучше что-нибудь там.

Тут мы постарались выполнить часть нашей культурной программы и посетили знаменитый Татевский монастырь, возвышающийся над пропастью, на дне которой когда-то, до прихода сюда человеческой инженерной мысли, ревел Воротан, который теперь можно смело называть "рекой в трубах".

Нагорный Карабах не без основания можно считать "маленькой армянской Швейцарией". Довольно унылые, безжизненные горные пейзажи той части Армении, по которой мы уже проделали свой путь (за исключением окрестностей Татева), неожиданно стали сменяться на покрытые густой, цветущей растительностью ущелья и не менее живописные долины. На подъездах к г.Лачин (ныне Бердзор) посмотрели на р.Акеру, но с точки зрения сплавных возможностей насколько хватало глаз в обе стороны ничего интересного мы не заметили: долина реки в этом месте довольно широкая и пологая, ниже же, судя по карте, она (река) постепенно выполаживается, а выше по течению она разбивается на две составляющие: Гочазсу и Шальву, которые, видимо, могут быть интересны, но расход воды в них при этом будет невысок. По мере приближения к Степанакерту Вано рассказывал, какие и где здесь проходили боевые действия во время печально известной армяно-азербайджанской войны. Сейчас, глядя на этот цветущий край, невозможно было поверить, что еще недавно его резали стальные гусеницы танков. По дороге мы заехали в г. Шуши для осмотра церкви и центра города. Некогда курорт всесоюзного масштаба, этот город, находясь на высокогорье, во время войны считался неприступной азербайджанской крепостью. Именно с него подвергался жесточайшему ежедневному артобстрелу находившийся внизу Степанакерт. Единственным выходом для армян было подавить огневые точки врага путем взятия города; к тому же взятие Шуши для армян оставалось делом чести, ведь Шуши - историческая цитадель армянства Нагорного Карабаха. С этой сложнейшей задачей карабахская армия блестяще справилась. Город до сих пор восстановлен лишь частично - причудливо и неестественно видеть мирную жизнь на фоне мрачных развалин...

В Степанакерте мы урегулировали кое-какие организационные вопросы, подзакупились на рынке и прекрасно отобедали в доме нашего водителя Вито. Дальше наш путь лежал на север республики, на реку Тертер. По дороге не преминули посетить старинный (XIII век), ныне действующий монастырь Гандзасар. Дорога до долины Тертера, проложенная по склону лесистого хребта, во время войны являлась зоной ожесточенных боевых действий. Пару раз видели по обочинам разбитую военную технику, на съездах в лес в некоторых местах стоят яркие щиты "Осторожно, мины!" Разминированием республики занимается одна международная организация, но до сих пор всю территорию Карабаха очистить не удается - мины во время войны ставились во множестве и к тому же довольно беспорядочно. Оставить где-нибудь после себя "безобидную растяжечку" считалось обычным делом. Весь многочасовой путь по этой дороге Вано не уставал комментировать, что, например, "эта деревня переходила несколько раз из рук в руки", "в тех двух не вернулось с войны почти все мужское население", "в этом месте осталось на поле боя столько-то..."

Но вот горы расступились, и перед нами раскинулось Сарсанское водохранилище, куда впадает Тертер. Мы стали подниматься по дороге, ведущей вверх по реке, и заночевали в древнейшем (I-V век) полуразрушенном монастырском комплексе Дадиванк. Мало кому известно, но храм Дадиванка является одним из старейших сохранившихся в мире христианских храмов. Казалось, сама история просилась к нам ночью в палатки...

Про Тертер была некоторая информация от участников похода 1987 г., точнее, о пройденном ими участке: "...Довольно большая, мощная река с элементами 4-5 к.с." Еще с вечера, поднимаясь по дороге от водохранилища, мы просмотрели нижний участок реки, и он нас, честно говоря, не вдохновил. Но выяснилось также, что начинали идти они от крупного левого притока (мы пришли к выводу, что от р.Левчай), и выше этого места, по их словам, река уже была достаточно многорасходна, тогда как, получается, не был пройден почти 40-километровый участок от курорта Истису до слияния с Левчаем. Именно этот кусок реки и интересовал нас.

Но, проехав наутро и этот участок (мы не доехали до Истису пару километров из-за разрушенного во время войны моста) и просмотрев с дороги всю речку, мы убедились, что Тертер на этом участке относительно простая (3-4 к.с.) река с равномерным уклоном. Несмотря на узкое, подчас каньонистое ущелье, русло достаточно чистое, без крупных камней. Выше слияния с Тутхуном (10-12 кубов) и Левчаем (10-12 кубов) Тертер к тому же еще довольно маловоден (ок. 20 кубов). Конечно, само ущелье очень красиво (считается одним из красивейших в Закавказье), но со спортивной точки зрения делать здесь особо нечего. Некоторый интерес у каякеров, возможно, смогут вызвать вышеуказанные притоки (Левчай и Тутхун). Посовещавшись, было принято "историческое" решение: уходить через перевал в Армению и ехать на проверенный Дзорагет - в последней надежде напасть на следы белой воды. Интересно отметить, что большая часть верхнего течения Тертера административно до войны не принадлежала Нагорному Карабаху, но, чтобы укрепить свои границы и примкнуть территориально к Армении, эти земли были в ходе боевых действий захвачены. До сих пор села, из которых ушли азербайджанцы, восстановлены и заселены лишь отчасти: издавна прожить и прокормиться здесь можно было только скотоводством - занятие, в котором армяне традиционно не сильны. Райцентр Кельбаджар (ныне Карвачар) вообще представляет собой "город призраков" - восстановленные или новые дома можно пересчитать по пальцам. Такое ощущение, что война закончилась только вчера.

Дорога в Армению проложена вдоль р. Левчай и далее через Зодский перевал и г. Варденис спускается к юго-восточной оконечности озера Севан. Дорога грунтовая, весной, во время дождей, проходима только для полноприводных автомобилей. Время в пути около четырех часов. Во время движения мы наблюдали активную деятельность по строительству новой дороги - идет этап земляных работ по расчистке и выравнивания дорожного полотна. Надеемся, что здесь будет построена дорога не хуже той, по которой мы пересекали границу Карабаха и Армении.

Ночевали уже на Севане; самые закаленные рискнули искупаться в холодных водах озера.

Возвращаясь к теме Нагорного Карабаха, отметим, что у нас остались самые благоприятные впечатления от посещения этой небольшой, но гордой республики. И хотя мы ничего не нашли для себя в плане сплава, удивительные горные ландшафты и прекрасные памятники архитектуры наряду с радушием людей навсегда оставили след в нашей памяти. Немаловажно отметить, что у нас, благодаря машине, принадлежащей карабахской МЧС, и наличию сопровождающего лица, не было проблем с местными властями. В то же время параллельно путешествующую примерно в этих же местах группу Александра Сельвачева, проникшую в Карабах самостоятельно по заброшенной дороге через Истису, просто-напросто депортировали из республики, ссылаясь на отсутствие у группы каких-либо специальных документов, дающих разрешение на присутствие в этом приграничном с Азербайджаном районе. Как оказалось, мы были дальновиднее в этом вопросе.

И вот, на четвертый день нашего путешествия, проехав вдоль всего восточного берега Севана, мы направились на север Армении, оставляя по пути за собой города Дилижан и Ванадзор (бывший Кировокан) (второй по величине город республики) и держа курс на Степанаван - финишную точку в нашем долгом пути к белой воде - именно здесь и начинается сплав по Дзорагету.

Дзорагет на всем протяжении течет в высоком (от 100 до 300 м) каньоне. Причем верхняя часть каньона представляет собой отвесные неприступные скалы, в то время как ближе к воде он немного выполаживается, т.е. все препятствия при необходимости можно разведать с берега по низу каньона. Отвесных скальных выходов к воде немного, в основном по правому берегу. "Рабочий" берег везде левый, по нему же проложена грунтовая дорога, проходимая по весне для полноприводных автомобилей. По реке при желании можно идти в сопровождении машины. Только нужно учесть, что:
а) дорога прерывается в одном месте - не доходя примерно километра до ручья Агарак-I - и машине приходится объезжать через Степанаван и спускаться в каньон в селе Ягдан или Красное Агеги,
б) от ручья Когес дорога начинает забирать высоко вверх по склону и спускается к реке только после окончания каньона.

Ну что вам рассказать про Дзорагет?..

Полный отчет первопроходцев (1980 г.) с подробнейшей лоцией и техописанием хранится в библиотеке МГЦТК (№3786). В статье Юры Борисова очень хорошо описаны все околосплавные аспекты этого маршрута, и повторяться здесь не имеет смысла. Можно только добавить, что на всем протяжении сплава есть мобильная связь, даже внизу каньона. Ею мы пользовались для обмена информацией с другими группами. Однако о самих препятствиях реки сказать стоит - такого, честно говоря, не ожидала ни одна из трех групп, побывавших этой весной на Дзорагете. Впереди нас шли группы наших знакомых Светланы Цветковой и Максима Гончарука - не в полной боевой комплектации, но все же немалая часть народа была с опытом "шестерок"; и тот факт, что одна из них шла речку пять дней, а вторая и вовсе снялась с маршрута, не дойдя до конца, говорит сам за себя. Такой насыщенности следующих почти непрерывно одно за другим препятствий этой 30-километровой трассы, пожалуй, не встретишь ни на какой другой из ныне доступных популярных кавказских речек... Первопроходцы в 79-80 гг. выделили на реке и занесли в лоцию 125 препятствий (от Степанавана до моста перед ДзораГЭС). Маршрут даже категорировался в те времена 6-ой к.с. Времена изменились, но правда оказалась не совсем далека от истины. Особенностью маршрута является не сложность каких-либо отдельных порогов, а именно высокая плотность препятствий на километре реки. В связи с чем, естественно, страховка (если вы еще без нее не ходите :) ) будет сложна и может оказаться неэффективна. Характер препятствий на Дзорагете качественно примерно одинаков: крутопадающее русло 10-25 м шириной с обломками скал, лестницы небольших сливов, подчас сложная линия движения, навалы на камни; каких-то мощных заварных котлов или бочек для катамарана нет (не тот все-таки расход). Очень важно уметь читать порог с наплыва, чтобы с ходу выбирать оптимальную линию движения (иначе вам придется все 30 км пройти по берегу для осмотра) и чалиться на струе. В нескольких местах через реку довольно низко висят тросы (по-видимому, остались от старых переправ), и надо быть осторожным, чтобы не наскочить на них.

Сложность и плотность препятствий на Дзорагете нарастает постепенно, но довольно быстро: уже на пятом-шестом километре появляются признаки сложных каскадов, а примерно с десятого река начинает представлять почти непрерывный набор шивер и порогов. Характерным препятствием для Дзорагета с этого места являются протяженные крутопадающие шиверы 5В-5С к.с. Также постепенно возрастает и мощность: Дзорагет принимает на пути к выходу из каньона несколько крупных ручьев и расход, как в нашем случае, увеличивается примерно от 25-30 кубов в Степанаване до 40-45 кубов в средней и нижней части каньона. Расход воды, кстати, на такой реке как Дзорагет играет большую роль. Ориентируясь на отчет и статью, как уже говорилось выше, мы представляли Дзорагет не более чем слаломной трассой, но, судя по виденным фотографиям и отзывам, воды в обоих случаях было более чем на треть меньше чем у нас. Свою роль сыграли дожди, обильно полившие армянскую землю до нашего приезда и в первые дни нашего путешествия. По нашему же уровню воды сплав оказался очень динамичным и увлекательным. Мы прошли все 30 км реки за неполные три дня, но нужно учитывать, что мы шли на разгруженных катамаранах (все вещи перевозила машина) и большую часть препятствий проходили сходу тандемом (без просмотра с берега), отдавая себе отчет, конечно, что мы рисковали при этом. В одном месте (порог "Плотина") река наказала нас переворотом одного ката, который навалило на камни в крутой горке. Благо тандемная страховка сработала надежно, и к тому же вовремя успели оповестить вторую пару экипажей об этом опасном месте. Страховку (спасконцами) выставляли только в одном месте - при прохождении каскада порогов "Спартак" - "Каша". Такую манеру прохождения Дзорагета при уровне воды, близком к нашему, мы бы рекомендовали только опытным группам, в активе которых есть опыт прохождения рек 6 к.с. Для большинства же групп, планирующих посетить реку, наиболее вероятной станет либо тактика базовых лагерей, либо тактика сплошного просмотра. Чтобы не ввести народ в заблуждение, стоит указать, что Дзорагет очень нефотогеничная река: даже при нашем расходе мы не могли по сделанным фотографиям произвести желаемого впечатления на друзей и знакомых. Из всех пройденных нами рек больше всего Дзорагет по характеру и уровню препятствий, расходу, уклону напомнил нам Чон-Кемин (без "Зеленого", разумеется). На Дзорагете, кстати, с наплыва очень отчетливо видно падение: река местами будто проваливается перед тобой. Это также не способствует правильному заходу в тот или иной порог без предварительного просмотра.

Здесь же (на Дзорагете) после прохождения основного сплавного участка реки мы совершили первопрохождение (первое для нас, но, надеемся, еще не последнее) Нижнего каньона Дзорагета. Примерно в двух с половиной километрах от устья реки еще в далекие советские годы на реке была возведена плотина ДзораГЭС, которая забирает большую часть воды в отводной тоннель (схема примерно как на Мзымте, только тоннель пробит в толще гор). Оставшаяся часть воды уходит в нижний каньон, сплав по которому наши предшественники по ряду причин посчитали нецелесообразным (хотя, наверное, в меньшую воду так оно и есть). У нас же ГЭС отбирала ровно 30 кубов, и еще около 15-ти сливалось в каньон. Небольшая разведка начального участка каньона показала, что сплав возможен и может оказаться очень интересным. Вдоль каньона высоко по склону проложена тропа, но она вскоре оказалась прервана осыпью, так что предварительная разведка каньона возможна только понизу вдоль кромки левого берега. Из разговора со смотрителем плотины выяснили, что ничего страшного в каньоне нет, и решили наутро штурмовать его. Прохождение оказалось очень интересным. Настоящий крикинговый сплав (если это выражение применимо к катамаранам) в глубоком каньоне. Небольшой расход не таит в себе опасности для ката в смысле мощных бочек, но если не избежать навала на струе на камни, то оверкиль очень даже вероятен. Все шли с просмотром, от улова до улова; просматривая участки по камням левого берега. Временные затраты - около четырех часов (еще часа два потратили на ремонт баллонов одного из катов, невовремя лопнувших по шву от перегрева на солнце). Основной участок расположен в конце первого километра и представляет собой три водопадных слива на расстоянии 150-200м (примерно 3 м, 2 м и 1.5 м). Смотрится все довольно волнующе, но, повторяем, из-за небольшого расхода все проходится без проблем. Почти все остальные препятствия каньона чисто слаломного типа, порой приходится лавировать между камнями на струе на расстоянии меньше корпуса судна. Сплав заканчивается перед стрелкой Дзорагета и Памбака. С этого места река носит название Дебед. Несмотря на то, что Дебед продолжает течь в каньоне, сложных препятствий (по информации, полученной от Светы Цветковой, чья группа заезжала после сплава по Дзорагету в г. Алаверди), на реке нет, но при наличии времени и желания вполне можно продолжить сплав по Дебеду вплоть до выхода реки на равнину.

Мы же в оставшиеся полтора дня до отлета в Москву продолжили нашу культурную программу и посетили известный монастырь в скале Гехард, античный храм (единственный на территории бывшего СССР) в Гарни, "сердце Армении" и резиденцию католикоса - великолепный Эчмиадзин, а также прогулялись по одному из древнейших городов мира - Еревану.

В целом мы остались очень довольны состоявшейся поездкой. За неделю пребывания в Армении и Карабахе мы получили массу впечатлений как в спортивном, так и в познавательном плане. Такое путешествие (даже с меньшей культурной программой) на порядок интересней стандартных весенних поездок на Северный Кавказ.

К небольшой "ложке дегтя" можно отнести тот факт, что неприятно удивляет большое количество мусора на реках (на Дзорагете, Памбаке) и на берегу замечательного озера Севан. В окрестностях Степанавана в каньоне устроена городская свалка. Этот мусор попадает в реку и после паводков развешивается по прибрежным кустам. В русле иногда попадается и различный строительный мусор. Все это несколько портит впечатление от очень красивого каньона Дзорагета.

P. S. В скором времени мы с вышеуказанными руководителями двух других московских групп, побывавших в этом году на Дзорагете, собираемся написать лоцию реки - обновленную и соответствующую сегодняшним реалиям.